Информационно-аналитический портал
об игорном бизнесе

Диета для народа: что фактически принёс el Petro Венесуэле

Диета для народа: что фактически принёс el Petro Венесуэле
#Криптоиндустрия#el Petro

В самом начале 2018 года Венесуэла замелькала на всех страницах СМИ по всему миру. А всё потому, что эта страна стала пионером по созданию собственной криптовалюты. Президент страны Николас Мадуро рассчитывал с помощью криптовалюты el Petro, обеспеченной нефтью, решить сразу несколько задач:

  • Подыскать замену боливару.
  • Обойти американские санкции.
  • Продать нефть по фьючерсному контракту.
  • Укрепить престиж власти.

 

Что ж, с того момента прошло уже полгода, и, наверное, пришло время подвести итоги.

Итоги же, как ни крути, малоутешительные. А если говорить прямо и не смягчая, то страна доведена до полного коллапса.

И эль Петро в данной ситуации сыграл роль высокоэффективной припарки для уже мёртвой экономики страны.

 

История венесуэльской катастрофы

 

Она началась с 2016 года, когда на мировом рынке резко упала цена на нефть. В том году и Россия ощутила потрясение, потому что она тоже является страной с нефтяной экономикой.

Но Венесуэла пострадала гораздо сильнее, ведь и страна эта куда как более мелкая, и на нефтяной игле она сидит значительно крепче.

Далее прибавились американские санкции, и ситуация стала совсем печальной. Главной проблемой оказалась стремительная инфляция боливара, до 3000% в год.

В настоящее время у бумажных купюр-боливаров в Венесуэле очень интересная функция: местное население делает из них сувениры по типу оригами и продаёт иностранным гостям за доллары. Это крайне выгодное вложение средств: в норме 1 млн боливаров стоит примерно 10$, а если скрутить из десятка банкнот журавлика, то можно получить от сердобольного европейца доллара три-четыре.

Пожалуй, к этому уже нечего добавить по поводу состояния экономики. На фоне такой ситуации на улицах городов Венесуэлы выстраиваются огромные очереди за продуктами, люди в шутку называют нехватку продуктов «диетой Мадуро» и массово бегут в соседнюю Колумбию. Согласно статистике, до 2000 в сутки проходят через венесуэльско-колумбийскую границу официально, а неофициально – вдвое больше.

Владея этой информацией, вряд ли кто-то уже сможет оспорить тот факт, что эль Петро и режим Мадуро потерпели столько полное фиаско, что из них тоже впору делать журавликов.

Но было ли это предопределено, и почему Петро всё же не спас ситуацию?

 

Эль Петро вместо боливара

 

Пожалуй, именно с этой мысли и началась сама идея применения «национальной криптовалюты». Логика простая: если наша валюта, например рубли, уже ничего не стоит, то и нечего тратить силы на её спасение. Давайте вместо этого выпустим новые рубли, и проблема решена. Примерно так рассуждали большевики в России после революции 1917 года, но мы знаем, к чему это привело: бумага как была бумагой, так и оставалась, что на ней ни напиши.

В Венесуэле то же самое: когда боливар уже почти ничего не стоил (но из него ещё не делали журавликов), Николас Мадуро и придумал свой эль Петро. Всё это проходило на фоне следующих событий:

  • Активная пропаганда криптовалют как альтернативы боливару.
  • Уверения в том, что эль Петро обеспечен нефтью.
  • Пропаганда преодоления американских санкций с помощью Petro.
  • Уверение народа в том, что Петро пользуется спросом и что правительству удалось привлечь с его помощью до 3 млрд долларов.
  • Пропаганда Петро на международном рынке.

 

По факту получается, что венесуэльские власти несколько месяцев (декабрь-февраль до выпуска Петро и март-июнь после) кормили население коктейлем из пропаганды и уверений. Всё это время Петро можно было приобрести за любую валюту, помимо боливаров. Это лишь подчёркивало основную мысль Мадуро: боливар – не деньги.

Да и как его считать деньгами, если в феврале 2018 года (месяц выпуска Петро) килограмм сахара стоил 250 тысяч боливаров, а средняя зарплата составляла 400 тысяч боливаров?

 

Приключения el Petro на внешних рынках

 

Поскольку купить боливар венесуэльцы с самого начала были не в состоянии, то становится очевидным: el Petro создали не с тем, чтобы держать его «взаперти» внутри страны, а с тем, чтобы как можно быстрее выпустить на волю.

Посмотрим, чем же увенчались такие попытки.

  • Запрет покупать Петро за боливары вышел ещё до его выпуска.
  • Незадолго до выпуска ICO Мадуро заявил, что Петро уже купили на сумму свыше 3 млрд долларов. Но подтверждения не представил.
  • 4 марта американский президент Трамп запретил покупать Петро за доллары, а также запретил американским компаниям иметь дело с венесуэльскими ценными бумагами.
  • 5 марта начался выпуск криптовалюты.
  • 23 марта 2018 Мадуро разрешил покупать Petro за рубли и юани.
  • Того же 23 марта он подписал указ о деноминации, чтобы отбросить три лишних нуля в боливарах и тем самым «гарантировать людям экономическую стабильность».

 

Интересно, что для обеспечения el Petro ещё в декабре 2017 года Венесуэла выделила целое нефтяное месторождение. Каждый «1 Петро» обеспечен 1 баррелем нефти, заявили власти. Однако, как считают эксперты, не факт, что это помогает обеспечить реальную стоимость криптовалюты на рынке. Ведь эта нефть ещё не добыта. И, возможно, добыта никогда и не будет. Так что выпуск национальной криптовалюты, по их мнению – это всего лишь попытка продать ещё не добытую нефть!

Весьма широкую известность получил и эпизод с Индией, которой Венесуэла предлагала приобретать свою нефть со скидкой 30%, но за валюту Petro, которую Индия сначала должна была купить за те же доллары или рупии. Очевидна попытка повысить цену Петро, заставив хоть кого-то его закупать. Но нет: Индия отказалась от таких условий.  «Мы не имеем права проводить операции с криптовалютами по причине того, что данный финансовый инструмент попал под запрет резервного банка», – заявил министр иностранных дел Индии Сушма Сварай. Интересно, что сам запрет был принят совсем незадолго до того, как Индия сообщила о своём отказе.

Таким образом, поход национальной криптовалюты на внешние рынки также нельзя назвать чем-то, кроме как провалом.

 

Провал Венесуэлы или провал криптовалюты?

 

Однако к чему отнести этот провал: к самой Венесуэле, или к идее криптовалюты как таковой?

Для жителя Венесуэлы, наверное, разницы особой нет: так и так страна за гранью краха. Но если говорить в целом, то идея спасти венесуэльскую экономику с помощью криптовалюты Петро с самого начала содержала в себе много изъянов.

Во-первых, национальная криптовалюта – само по себе оксюморон. Фактически, если она выпускалась государством (а так оно и было), то это просто ещё одна валюта Венесуэлы. Альтернативная.

В крайнем случае – государственная ICO.

Во-вторых, обеспечение криптовалюты чем бы то ни было – это тоже нонсенс. Все Биткоины, Эфиры, Лайткоины ничем не обеспечены, кроме спроса и предложения. А также, возможно, тех затрат, которые были понесены при их создании.

Ну и наконец, попытка навязать всему миру свою (крипто)валюту как платёжное средство тоже не удалась, и причины очевидны: явный для всех экономический коллапс Венесуэлы надёжно страхует от желания приобретать её валюту, и тем более расплачиваться ею или хранить в ней средства.

Таким образом, крах Петро вряд ли можно считать крахом криптовалюты.

На фоне всего этого, несмотря на то, что Петро сейчас считают точно такими же фантиками, как и боливары, президент Мадуро не унывает. Всего пару недель назад он пообещал решить проблему с бездомными в стране с помощью эль Петро. Но каким образом, он не уточнил.

Первое, что приходит в голову - что дома можно было бы построить из банкнот. Но беда в том, что el Petro – это электронные деньги, без бумажного носителя.

Так что из них не сделать даже журавликов.

48
Поделиться