Информационно-аналитический портал
об игорном бизнесе

Станет ли майнинг преступлением в России?

То, что майнинг криптовалют в последнее время стал менее выгоден – это факт. Происходит это по следующим причинам:

  • Стоимость криптовалют нестабильна. На этой неделе Биткоин снова начал падать.
  • Сложность добычи криптовалют повышается, а награды за блоки падают.

Но и это ещё не всё. В довершение бед майнера, он может оказаться ещё и преступником. Это произойдёт, если в России примут закон, запрещающий майнинг как явление.

Как отметил глава комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков, в ближайший месяц может появиться закон, который вообще запретит майнинговую деятельность.

«Отмечу, что действия с криптовалютой, не обусловленные российским законодательством, будут считаться нелегитимными. Это значит, что «майнить», организовывать выпуск, обращение, создавать пункты обмена этих инструментов будет запрещено. За это будет предусмотрена административная ответственность в виде штрафа. Мы считаем, что криптовалюты, созданные на открытых блокчейнах – биткойны, эфиры и т. д., являются нелегитимными инструментами», – заявил он.

При этом покупать криптовалюты россиянам не запретят, отнюдь. Но только в том случае, если он «сделаны» не в России: намайнены за рубежом и проданы россиянину также на зарубежной бирже. Ведь законодатели планируют в ближайшее время принять ещё и такие законы, которые запретят создавать на территории РФ любые пункты обмена криптовалют, их обмена и продажи.

Вот и получается, что добывать криптовалюту россиянам нельзя. Расплачиваться ею – тоже нельзя. Всё что остаётся – лишь приобретать Биткоины в надежде, что они вырастут. А потом сразу менять обратно на рубли и уже с ними идти в магазин.

То есть, вся блокчейн-технология в России сводится лишь к тому, что можно стать криптовалютным спекулянтом.

Как отметил Аксаков, законодатели вынуждены «поторапливаться» с принятием регулирования, потому что их торопит FATF. Международный орган по борьбе с отмыванием денег настаивает на том, чтобы все страны-участницы как можно скорее разобрались со своим криптовалютным законодательством. Причём неважно, как именно: хоть в позитивном ключе (всё разрешить), хоть в негативном (полный запрет). Но сделать это следует в короткие сроки.

 

Докажите, что вы не майнили

При этом для владельцев криптовалют появляется и ещё одна проблема. От них могут потребовать доказать, что они купили «импортные» Биткоины на заграничных биржах, а не намайнили их сами. И не приобрели на нелегальных биржах внутри страны. Кто не сможет этого доказать, будет считаться правонарушителем. То есть, в данном случае устанавливается презумпция виновности.

Впрочем, эксперты считают, что от таких проблем пользователей блокчейна легко спасёт «магия криптовалют», а именно их анонимность. Ведь нет никаких способов, чтобы установить, кому принадлежит тот или иной блокчейн-кошелёк. Единственный вариант – контролировать работу криптобирж, заставляя их давать все данные о своих клиентах и транзакциях.

Но только вряд ли иностранные биржи будут делиться информацией по первому запросу российского правительства. А значит, до поры до времени владельцы криптовалют смогу спать более-менее спокойно.

 

Уголовщины не будет!

При этом замминистра финансов РФ Алексей Моисеев пообещал, что уголовного наказания за майнинг криптовалют нет и не предвидится. Но не потому, что майнеру не место в камере с профессиональными бандитами, нет. А просто потому, что «невозможно описать состав преступления». Ведь законодатели даже ещё не составили полноценный «словарь», чтобы можно было описывать новые явления криптовалютной действительности.

Что такое сама криптовалюта, а также что такое ICO, краудфандинг, майнинг – непонятно, эти термины ещё не определены. А раз так, то нет ни малейшей возможности упрятать за решётку человека, который собрал у себя дома майнинг-ферму из нескольких видеокарт. Пока просто не существует таких слов, чтобы наглядно объяснить судье, ЧТО же именно он совершил.

Но надежда всё же есть: если законодатели определятся с терминами, то можно будет прописать для майнеров и уголовную ответственность.

Интересно, что в мире уже есть несколько стран, где за майнинг криптовалюты можно быть осуждённым как уголовник. Например, это Алжир, Бангладеш, Боливия, Непал. Возможно, дело в том, что в этих среднеразвитых странах электричество является слишком большой ценностью, чтобы позволить кому-то делать из него деньги для себя.

А может, там просто ещё не разобрались как следует с тем, что же такое криптовалюта. А всё непонятное пугает.

 

Что такое штраф за майнинг?

Во-первых, нужно понять, как государство вообще способно узнать, что гражданин занимается майнингом и в чём тут состав преступления?

До сего дня наказание за майнинг обычно являлось наказанием за кражу электроэнергии. Например, год назад майнеры из Оренбурга устроили производство криптовалют в здании заброшенного завода, используя электроэнергию, которая была предназначена для производства. Их оштрафовали на 70 млн рублей. Но весь состав их преступления в том, что они воровали электричество. Если бы нарушители занимались изготовлением мебели на том же самом заводе, то ситуация бы ничем не отличалась. Хотя столы и кресла у нас вроде как пока не запрещены.

Причём воровство электричества бывает двух видов:

  • Прямое, при котором нарушитель вообще не платит за энергию.
  • Тарифное. Нарушитель платит за энергию, но не как бизнесмен, а как пользователь бытовых приборов.

Последнее в чём-то ещё более опасно. Ведь «чистое» воровство электроэнергии почти невозможно: рано или поздно его заметят. А вот «тарифное» может продолжаться месяцами и годами, и никто его не обнаружит, если расходы электричества не слишком большие.

Хотя как раз это-то и проблема для майнеров. Расходы электричества, увы, большие, и даже очень. Поэтому на фоне соседей, которые не занимаются ничем подобным, «домашний майнер» очень хорошо заметен. Именно показания счётчиков и являются главным признаком того, что гражданин занимается незаконным предпринимательством.

 

ИП или запрет?

Как считают специалисты, сейчас в России возможны два сценария для майнинга. Либо его признают бизнесом, и тогда лишь ИП и ООО смогут этим заниматься. Либо же его вовсе запретят.

Правда, в обоих случаях потребуется решить две проблемы.

  1. Что же такое майнинг? Пока нет определения, не получится ни выдать лицензию, ни вынести приговор.
  2. Как будут находить нелегалов? Счёт за электричество – это, конечно, хорошо. Однако если гражданин потратил много электричества, это ещё не значит, что он занимается противозаконной деятельностью. Проверять же его компьютеры или проводить обыск в поисках майнинг-фермы – в общем-то, незаконно.

Другое дело, что с усложнением алгоритмов добычи криптовалют «домашний майнинг» сам по себе уходит в прошлое: нерентабельно. Есть мнение, что «домашние майнеры» просто вымрут, как динозавры, а рынок займут корпоративные, с которыми государственным органам намного проще «сотрудничать».

 

Майнеры не поддаются на запугивание

В майнерском сообществе, однако, все слухи о том, что скоро что-то запретят, пока встречают скептично.

  • Во-первых, уже сто раз грозились. Но пока даже не разобрались в терминах.
  • Во-вторых, пока случится это «скоро», можно заработать ещё пару миллионов.
  • Ну и в-третьих, пока не определён размер штрафов, не о чем и говорить. Вполне вероятно, что для многих майнеров, получающих высокую прибыль, штраф окажется незначительным. Тем более что и платить его придётся, скорее всего, не каждый раз. Ведь поймать майнера «с поличным» крайне сложно.

Поэтому все заявления из «высоких кабинетов» большинство майнеров сегодня слушают вполуха. Ведь от того, что кто-то «наверху» что-то заявил или пообещал, в жизни простых людей обычно ничего не меняется.

И это касается далеко не только майнинга.

Эксперты считают, что пока, что бы ни говорили чиновники, нет никаких поводов для беспокойства за майнинг. И такая ситуация будет сохраняться, пока не появится чётко определённой терминологии в этой сфере. А чтобы выработать терминологию, потребуется для начала досконально разобраться в самом феномене блокчейна. Что тоже может быть небыстро.

А вот как только терминология появится, можно будет уже ожидать каких-то реальных действий со стороны контролирующих органов.

То есть – таких действий, которые будут иметь силу не только на бумаге.

358
Поделиться