Информационно-аналитический портал
об игорном бизнесе
18+

Эль Петро становится государственной валютой Венесуэлы

С помощью криптовалюты Petro в Венесуэле собираются не только вести международную торговлю, но и рассчитываться со своими гражданами. А также восстанавливать социальную сферу.

Криптовалюту Петро, которую президент Венесуэлы Николас Мадуро создал 18 февраля 2018 года, долгое время никто не воспринимал всерьёз. А в особенности – сами венесуэльцы. Ещё одна авантюрная попытка властей стабилизировать уничтоженную экономику страны – примерно так народ интерпретировал громкие заявления о том, что в скором времени всё удастся восстановить благодаря криптовалютным инновациям.

При слабом понимании местным населением того, что же такое криптовалютные инновации, оно, однако, отметило, что гиперинфляция продолжилась, составив за 2018-й год 130 000%, а из магазинов стали пропадать многие продукты. Сложившуюся ситуацию незамедлительно окрестили «диетой Мадуро».

Кстати, в январе этого года глава Венесуэлы заявил, что нужно привести инфляцию к «однозначному показателю» и добавил, что власти сумеют это сделать. Правда, эксперты считают, что если под однозначным показателем понимается цифра менее 10, то путь слишком большой. Ведь в 2019-м году инфляция составила 7 000%. А потому крайне маловероятно, что любые меры помогут быстро уменьшить инфляцию в тысячу раз.

Впрочем – смотря как её считать.

Несмотря на то, что некоторые пророчили Петро срок жизни не более пары лет, мы видим, что данная инициатива всё больше развивается и получает всё больше распространения в Венесуэле. Причём независимо от того, хотят этого венесуэльцы или нет.

 

Петро помогает международной торговле

Одна из самых больших проблем президента Мадуро – это санкции, наложенные США на Венесуэлу. Санкции вызывают большие экономические ограничения. Например, в прошлом году президент США Дональд Трамп запретил любым американским компаниям вести дела с венесуэльскими. А незадолго до того в Вашингтоне заморозили активы венесуэльской государственной компании PDVSA.

Несмотря на то, что многие критикуют Мадуро за неспособность обеспечить стране устойчивую экономику, совсем не факт, что кто-то другой на его месте справился бы лучше, считают аналитики.

Ведь Венесуэла – «нефтяная» страна, которая очень во многом зависит от экспорта нефтепродуктов. Прекрасно зная это, США целенаправленно делают всё для того, чтобы усложнить жизнь своему «соседу». «Благодаря» их усилиям производство нефтепродуктов в Венесуэле уже сократилось с 1.5 млн баррелей в день в 2018 году до 1 млн в 2019. И в этой ситуации криптовалюта эль Петро начинает рассматриваться как способ для обхода санкций.

По сути, всё, что может выпустить любое государство – это своя национальная валюта. И специалисты не видят особой разницы между Петро и венесуэльским боливаром, раз то и другое создано по инициативе президента и Минфина. Примерно то же самое может произойти и в России: ЦБ не отказывается от мысли выпустить когда-нибудь крипторубль в форме стейблкоина.

Единственное значимое отличие Петро от боливара – в форме. Эль Петро, как криптовалюта, обладает большими способностями для того, чтобы торговаться на внешних рынках и на биржах. А значит – и для того, чтобы вести торговлю с иностранными компаниями, которые хотели бы получить венесуэльскую нефть, но не могут напрямую переводить деньги в Венесуэлу из-за санкций.

Кстати, президент Трамп строго запретил всем американцам покупать Петро. А из этого уже можно сделать вывод, что какую-то пользу Венесуэле данная инновация, видимо, всё же приносит.

В начале 2020 года Николас Мадуро объявил о том, что уже можно заключать сделки на приобретение нефти, а также железа, стали и золота с использованием Petro. Таким образом, данная валюта является, в первую очередь, инструментом для внешней торговли.

А также, возможно – для продажи нефти, которая ещё не добыта. Хотя об этом и не заявляется открыто, но вообще ничто не мешает правительству Мадуро совершать сделки в большем объёме, чем объём нефти, которая на сегодня закачана в хранилища. То есть, эль Петро выполняет и функции фьючерса.

Всё это хорошо, вот только эффект от внедрения Петро – самый незначительный. «В данный момент мы не видим масштабных предпосылок для того, чтобы инструмент нефтяных крипторасчетов смог стать "панацеей" от американских санкций и привести к значительному восстановлению объемов нефтяного экспорта в таких странах», – считает аналитик Антон Покатович. Ведь стран, которые заинтересовались бы приобретением нефти за Петро, сегодня почти нет.

 

В Petro начали выдавать зарплаты и пенсии

Пока государственная криптовалюта использовалась лишь для международных операций, народ Венесуэлы она не сильно волновала – и уж совсем не притягивала. В сложившейся ситуации практически всё, что предлагается собственной властью, население встречает с большим недоверием. Так что венесуэльцы готовы покупать Биткоины, но не желают вкладываться в эль Петро, несмотря на то, что о её достоинствах всё время кричит президент.

А возможно – как раз именно поэтому.

Однако если люди не хотят идти навстречу инновациям, то инновации сами их находят. Примерно так, похоже, рассуждал Мадуро, когда 20 августа 2018 года распорядился привязать курс национальной валюты боливара к курсу Петро. То есть, теперь стоимость боливара и его покупательная способность НАПРЯМУЮ зависят от успехов в международной торговле и от того, сколько баррелей нефти удалось продать в этом месяце.

Ещё более интересным нововведением стала инициатива выдавать пенсии и зарплаты госслужащим именно в этой криптовалюте. Выглядит это так:

  • Вам приходит смс о зачислении на банковский счёт пенсии/зарплаты. Так же, как это обычно происходит и в России.
  • Через мгновение приходит сообщение, что все ваши деньги были автоматически обменяны на Петро и отправлены на криптокошелёк.

Самыми неприятными во всей этой истории являются 3 момента:

  • Никто не спрашивает вашего согласия на то, чтобы поменять ваши деньги на «инновационные» криптовалюты.
  • Криптовалюта Петро НЕ ПРИНИМАЕТСЯ ни в одном магазине на территории Венесуэлы.
  • Гражданам закрыт доступ на биржи, чтобы можно было осуществить обмен.

Не говоря уже о том, что пенсионеры далеко не всегда разбираются в инновациях, и не так-то просто объяснить бабушке, что такое Биткоин или Петро. Вместо всех нанотехнологий она наверняка предпочла бы несколько купюр – или даже мешок картошки.

В общем, это то же самое, что вместо 30 тысяч рублей получить в день зарплаты 30 марсианских кристаллов. В магазинах кристаллы не принимаются, покупать их никто не жаждет. И что с ними делать, не особенно понятно. Ситуация усугубляется тем, что нормальных денег пенсионер или госслужащий так и не дождался. И если он желал бы, например, сходить на рынок за овощами или купить себе новую панаму, то с помощью пенсии/зарплаты сделать это невозможно.

Правда, в настоящее время венесуэльцы могут использовать Петро, чтобы заплатить за:

  • Коммунальные услуги.
  • Выдачу нового паспорта.

Однако это явно недостаточный набор, который нужен для полноценной жизни. Но всё остальное приобрести за Петро пока не представляется возможным. И это приводит к тому, что в стране, откровенно говоря, давно уже процветает натуральный обмен и оплата американскими долларами и даже Биткоинами.

Ведь Биткоин, как бы его ни ругали за волатильность, в итоге оказывается гораздо крепче, чем всё, что предлагает населению правительство Мадуро.

Это позволяет экспертам утверждать, что Петро, в отличие от независимого Биткоина, не подкреплён в реальности ни ценностями, ни спросом. А потому наверняка его век закончится сразу же, как только уйдёт со своего поста президент Мадуро.

Впрочем, когда это случится и правда ли после этого станет лучше жить, пока трудно сказать определённо.

Кстати, ещё один указ Мадуро касается того, чтобы продавать исключительно за Petro нефть и топливо авиакомпаниям. Всё это в сумме похоже на попытки заставить хотя бы кого-нибудь пользоваться новой государственной криптовалютой – ведь желающих делать это добровольно очень немного.

 

Зачем Венесуэле национальные школы криптовалют?

Такие школы начали открываться в стране всё с того же 2018 года, когда криптовалюта стала входить в жизнь венесуэльцев.

«В школе Granja Laboratorio Petro в Каракасе венесуэльцы могут узнать как покупать, продавать и майнить криптовалюты и как работает криптоэкономика», – заявили местные СМИ по поводу первого подобного заведения в столице.

Основные дисциплины в таких школах:

Согласно распоряжению Мадуро, в каждой подобной школе обязательно устанавливается майнинг-ферма, которая позволяет генерировать криптовалюты. То есть, ученики получат не только теоретические, но и вполне практические знания.

Предполагается, что по окончании обучения они не станут зарывать свой новый талант в землю, а станут перспективными «добытчиками» Биткоина или Эфира, поскольку это высокотехнологичная деятельность, способная, как заявил президент, вытащить страну из кризиса.

Не говоря уже о том, что добывать Эфир на майнинг-ферме намного более прибыльно, чем работать на госслужбе за криптовалюту Петро, на которую нельзя купить даже хлеб.

 

Казино на криптовалюте восстановит социальную сферу

Предполагается также, что очень скоро в столице Венесуэлы Каракасе откроется и криптоказино. В нём все желающие смогут сыграть на любую криптовалюту, и возможно – даже на Петро.

Как объяснил Мадуро, на доход от казино правительство будет восстанавливать здравоохранение и образование в стране.

Ну а граждане наконец-то смогут найти применение для своих зарплат и пенсий. 

90
Поделиться