Информационно-аналитический портал
об игорном бизнесе

El Petro и новый венесуэльский боливар: вместе против инфляции?

El Petro и новый венесуэльский боливар: вместе против инфляции?
#Криптоиндустрия#Венесуэла#el Petro

В феврале 2018 года Венесуэла стала первой страной, которая запустила собственную криптовалюту эль Петро.

Теперь же президент страны Николас Мадуро привязал цену национальной валюты (боливара) к криптовалюте Petro. Таким образом, те, кто скажут, что криптовалюта стала государственной валютой страны, по сути будут правы.

Абсурд? Абсурд. Ведь криптовалюта на то и «крипто-», что не может ни от кого зависеть и децентрализована. Однако, по уверению президента, именно такой эль Петро поможет вывести страну из глубочайшего кризиса.

А также новый венесуэльский боливар.

 

Что происходит с боливаром?

 

К середине 2018 года Венесуэла дошла до полного краха своей экономики. Инфляция достигла такого уровня, что, по прогнозам, за год она составит миллион (!) процентов. Это сопоставимо разве что с инфляцией в Германии в 1920-е годы. Килограмм курицы за 2 доллара сегодня имеет втрое меньший объём, чем объём боливаров, на которые его можно обменять.

Но то – старый боливар. А Мадуро на днях «разработал» новый, суверенный. Тот, который, по его словам, спасёт страну от инфляции.

Правда, вот что непонятно: старый венесуэльский боливар торговался на официальных биржах к доллару как 248 000:1. При этом ввиду большого количества желающих получить доллары достоять очередь к обменнику почти невозможно.

А 17 августа, заявив о создании нового боливара, Мадуро тем самым фактически узаконил обрушение курса в 24 раза, то есть на 96%. И суверенный венесуэльский боливар сразу «зашёл» на рынок на уровне 6 000 000:1.

А девальвация ещё в 24 раза (куда уж ещё?) была подана как нечто позитивное.

Впрочем, Мадуро уже знает, как избавиться от угнетающих нулей на банкнотах. Их (сразу пять штук) 20 августа просто убрали, то есть провели деноминацию. Так что курс боливара к доллару резко «вырос» до 60:1. Вот только стало ли от этого легче народу?

Тот факт, что на фоне всего этого НДС в Венесуэле подняли с 12% до 16%, прошёл практически незамеченным. На фоне всех других финансовых новостей последних месяцев эта уже не способна поразить воображение венесуэльцев.

 

О зарплатах и спасительных рецептах

 

«Я стремлюсь к восстановлению экономики, и у меня для этого есть рецепт. Доверьтесь мне», – с этими словами Мадуро недавно обратился к нации.

Его рецепт включает в себя:

  • Повышение заработной платы с $0.5 в месяц (35 рублей) до $30 (2000 рублей).
  • Фиксированные цены на 50 самых важных товаров.
  • Один выходной для народа 20 августа (день рождения суверенного боливара).

 

Что касается повышения зарплат, то венесуэльцев этот пункт, несомненно, радует. Но есть и опасения: не пройдут ли в стране массовые увольнения, если предприятиям будет нечем платить новые минимальные зарплаты?

Хотя, конечно, имея 35 рублей в месяц, терять особенно нечего.

В настоящее время ситуация в стране действительно за гранью катастрофы: мало того что у людей нет денег, так и магазины в большинстве своём не работают. Их владельцы просто не знают, где и за какие деньги покупать товары, как выставлять цены и чем платить работникам.

 

Запрет Петро и остальных криптовалют

 

Как только появилась венесуэльская криптовалюта эль Петро, американский президент Дональд Трамп тут же запретил всем гражданам США её покупать. Причина очевидна: сама идея Петро во многом имеет целью обход американских санкций. Чтобы это было труднее сделать, американские власти сразу начали её блокировать.

И дело не только в том, что средний американец не может купить Петро. Вы не найдёте её и на американских биржах, которые занимают значительную долю мирового криптовалютного рынка.

Что же до запрета всех остальных криптовалют, то на территории Венесуэлы их также запретил Мадуро. Один президент, одна криптовалюта, одно светлое будущее – примерно так, наверное, он рассуждал, запрещая Биткоины и Монеро, чтобы освободить венесуэльский криптовалютный рынок для своего любимого детища. По его собственным словам, иные криптовалюты, помимо Петро, «угрожают национальной безопасности страны».

Впрочем, нетрудно догадаться, что в стране с ТАКИМ состоянием экономики и ТАКОЙ общей ситуацией любые запреты работают очень слабо. Так что те, кто могут, активно покупают криптовалюты.

А вот Петро, однако же, венесуэльцы не поддерживают. И причин сразу три.

  • Первым же указом после выхода Petro Мадуро запретил покупать её за боливары.
  • Криптовалюта привязана к курсу боливара, а курс боливара уже давно привязан к нулю. В стране имеют хождение в основном доллары, а также криптовалюты.
  • Что до государственной криптовалюты Петро, то жители Венесуэлы очень мало верят в том, что из рук Мадуро они получат что-то хорошее. Биткоин в их глазах выглядит намного надёжнее, что бы ни говорили про него власти разных стран.


Как новый боливар привязан к криптовалюте?

 

Одним из самых сенсационных заявлений Мадуро стало то, что суверенный боливар (кстати, почему и от чего он суверенный?) имеет привязку к стоимости криптовалюты Петро.

Одна единица криптовалюты Петро, как уже сообщалось ранее, привязана к цене одного барреля венесуэльской нефти – Petro как раз и означает «нефть». Полезно заметить, что курс этой самой нефти тоже далеко не стабилен, примерно год назад он резко обрушился, как и курс нефти в целом по миру. И именно это стало одной из самых важных причин венесуэльского кризиса.

Что же до нового суверенного боливара, то за 3600 таких единиц можно будет купить один баррель нефти, или одну единицу Петро.

Чтобы максимально узаконить Петро, Николас Мадуро пошёл на очень серьёзные меры – реформу конституции страны. Новый проект конституции уже готовится, и самым важным пунктом в нём должно стать создание Центрального криптовалютного банка. «Будет создан Центральный банк с классическими функциями в виде обмена, а также ведения денежно-кредитной и финансовой политики», – отметил Герман Эскарра, представитель Национального учредительного собрания Венесуэлы.

Новшество в том, что это будет первый в истории цивилизации Центральный криптовалютный банк. Но как без него обойтись, если именно криптовалюта является главной денежной единицей в стране?

Планируется, что где-то в течение месяца изменённая конституция будет направлена в Учредительное собрание страны для голосования за принятие изменений.

«Они долларизировали нашу экономику, а я привяжу цены и зарплаты к нефти. Мы превратим Petro в двигатель национальной экономики», – заявил Мадуро недавно и подчеркнул, что именно в Петро – спасение страны.

Включая телевизор (если, конечно, он у него есть), венесуэлец чуть не половину всего эфира будет слышать рекламу криптовалюты Петро. Вот только вопрос: на что хочет подвигнуть его государство, если купить её за боливары нельзя даже при наличии желания, купить за другую криптовалюту тоже нельзя, а долларов у него просто нет?

Многие жители страны признаются, что уже много месяцев не видели денег, под которыми они разумеют как раз доллары. Даже если у венесуэльца есть достаточное количество боливаров и он смог достоять очередь в обменный пункт, то всё равно лимит обмена за один раз – $15, около тысячи рублей. По меркам Венесуэлы, это огромные деньги.

Так что все «товарно-денежные» отношения между венесуэльцами уже давно перешли к бартеру, ведь долларов не достать, а бумажные боливары – это просто бумага.

 

К чему же приведёт финансовая реформа?

 

Говоря о возможных последствиях данной реформы, эксперты в основном сохраняют значительную долю скепсиса. И уж почти никто не верит, что благодаря эль Петро и Мадуро Венесуэла сможет выплыть из той ситуации, в которой и оказалась во многом благодаря им же.

Что до венесуэльского парламента, то он изначально был против эль Петро и всеми силами пытался заблокировать её, но – не смог. В числе главных причин неприятия el Petro называлось то, что, хотя она была распродана, государственные органы так и не узнали, кому и по какой цене, и всё это выглядело как самостоятельная инициатива, не сказать бы афера, президента.

И хотя он говорил о больших суммах, привлечённых в бюджет с помощью Петро, у парламентариев нет никаких оснований верить, что это действительно так. Мадуро, например, заявлял, что уже в первый день после своего старта новая криптовалюта принесла Венесуэле почти $735 млн.

  • Если венесуэлец не поверит в это – то не поверит и в дальнейшие реформы Мадуро.
  • Если же поверит, то возникает закономерный вопрос: ГДЕ эти деньги, если вообще никаких денег жители страны не видят годами?

 

Оппозиционный к Мадуро политик Энрике Каприле открыто заявил, что «никто из венесуэльцев не заслужил тех трудностей, которые на них навлекают эти бесполезные люди, уничтожающие нашу нацию».

Аналитики агентства Weiss Cryptocurrency Ratings уверены в скором крахе эль Петро ещё и потому, что привязка криптовалюты к цене нефти тоже не объяснена должны образом и в основном подкреплена лишь пропагандистскими заявлениями.

Из позитивных новостей о криптовалюте Petro можно назвать лишь то, что эту криптовалюту высоко оценили в России. В апреле 2018 года Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ) вручила премию имени создателя Биткоина Сатоши Накамото венесуэльскому послу Карлосу Рафаэлю Фория Тортосу. Тот факт, что само понятие криптовалюты ещё не было узаконено в Венесуэле на тот момент, когда родилась Петро, ставшая государственной, никого не смутил и не остановил.

Ну а международный валютный фонд, повторимся, предрекает Венесуэле инфляцию до миллиона процентов к концу года. Сейчас, если считать с 1 января, инфляция составила около 110 000%. Но, как говорится, время ещё есть.

84
Поделиться