Информационно-аналитический портал

Централизована и бесперспективна: почему Bitfinex не признала Петро

Russian

Созданная совсем недавно венесуэльская криптовалюта Петро стало первой централизованной криптовалютой, которая имеет принадлежность к конкретному государству. Но пока не получается сказать, что она уверенно покоряет рынок. Например, на этой неделе стало известно, что данную криптовалюту не признала Bitfinex – одна из крупнейших криптобирж в мире.

 

Битфинекс – гонконгская биржа, которая входит в топ-5 мировых криптобирж. Суточный объём торгов составляет более 75 млн рублей. В настоящее время биржа предлагает обменивать друг на друга около 1500 криптовалют и несколько десятков фиатных валют.

 

Таким образом, тот факт, что el Petro не удалось пробиться на эту биржу, может заметно снизить объём торгов, а это не лучшим способом отразится и не репутации криптовалюты, и на её котировках.

 

Причины, по которым Петро не пустили на биржу

 

Сама биржа Bitfinex объясняет своё решение очень просто: криптовалюта Петро централизована и потому бесперспективна. Действительно, зерно здравой мысли в этом есть: криптовалюта изначально создавалась как децентрализованная альтернатива рублям и долларам, фунтам и юаням.

«Государственная криптовалюта» на первый взгляд звучит нормально, но на самом деле этот такой же оксюморон, как, например, «общеизвестный тайник» или «национальный шифр». Другими словами, биржа Битфинекс беспокоится за то, что криптовалюта el Petrо будет нестабильной по причине своего «государственного» происхождения и отсутствия свободы.

Всё это звучит логично, но неужели в отношении остальных 1500 торгуемых валют Битфинекс не испытывает ни малейших сомнений? Да и какая, собственно, бирже разница, стабильна Petro или нет? Единственная задача биржи – менять деньги и получать комиссию. Даже если цена какой-то валюты упадёт в сто раз, биржа продолжит её менять, просто по другому курсу, а комиссия бирже останется прежней.

Всё наводит на мысли, что есть и другая причина «недопуска» Петро к торгам. И сама биржа это подтверждает.

«У нас никогда не было планов по добавлению PTR или похожих токенов на торговую платформу Bitfinex. В свете санкций США и рисков, связанных с этим продуктам, Bitfinex не будет добавлять и осуществлять транзакции с PTR или другими аналогичными цифровыми токенами», – говорится в официальном заявлении Битфинекс.

И с этого момента в воздухе уже ощутимо запахло политикой.

 

«Рука Кремля» в венесуэльской нефти

 

Про то, что Петро была создана президентом Венесуэлы Николасом Мадуро в основном с целью обойти санкции США, мы подробно рассказывали в предыдущих материалах. Однако журнал Time (американское издание) опубликовал статью, где утверждается, что валюту Петро венесуэльский президент разработал и создал по рекомендации, настоянию и указке Москвы.

В свете захлестнувшей США и в целом Запад антироссийской шпиономании, когда «рука Москвы» виновата даже в плохой погоде, можно было бы лишь улыбнуться, прочитав такое предположение. Но если поискать аргументы в пользу такого предположения, то они очень даже найдутся.

Россия также собирается запустить свою собственную криптовалюту уже в следующем году, а именно крипторубль.

Россия так же, как и Венесуэла, является крупным экспортёром нефти.

В феврале текущего года, то есть как раз перед запуском Петро, в Москву приезжал министр финансов Венесуэлы Симон Серпа. При этом в официальном посольстве Венесуэлы объяснили этот визит как раз тем, что обсуждалась тема запуска криптовалюты Петро.

Как видим, всё это уже не похоже на совпадение. И если предположить, что Россия и Венесуэла заодно против санкций США (наложенных, опять же, и на Россию), то нетрудно спрогнозировать, что инициативы государственных криптовалют в этих странах будут активно пресекаться, в том числе, и американскими биржами.

Эта мысль великолепно подтверждается тем, что 19 марта этого года Дональд Трамп издал указ, запрещающий организациям и гражданам инвестировать в el Petro. В ответ Мадуро назвал этот запрет имперской агрессией против народа «Венесуэлы».

Кстати. Интересно, что Венесуэла имеет перед Россией довольно крупный долг – около $3.5 млрд, и этот долг она должна выплатить в ближайшие 10 лет.

Однако представитель российского Минфина заверил, что расплачиваться своей Петро с российской стороной Венесуэла не станет. Очевидно, из-за невысокой ликвидности венесуэльской криптовалюты РФ не готова принимать Петро в качестве платёжного средства, как бы горячо она её ни поддерживала.

Опубликовано: 03/30/2018 16:00